Здравствуйте! Вы не авторизованы!   Войти.

Одноралов В. Джида. Бузулукский бор. Ташла. Бессоница

Одноралов Владимир

 

Джида

Сладкий запах, сизая листва, 
Острый шип войдёт в ладонь – беда! 
Это не кустарник, не трава, 
Древо детства моего – джида. 
Мой Форштадт усажен был джидой. 
Возмущались жители – зачем? 
Ну какой с уродины удой? 
Колется она, полезна чем? 
Даже тени не даёт джида. 
Узкий лист особенный такой, 
Чтоб терпеть жару и холода, 
А не бредить озером-рекой. 
Только дети ждали: зацветёт, 
Поплывёт её медовый дух, 
Это, значит, лето настаёт, 
Значит, следом – тополиный пух. 
Следом, значит, милая река, 
Дедушка-Уралушка зовёт 
И теплом, и золотом песка, 
Чистой лаской изумрудных вод. 

В детстве не хватало нам всего: 
Обуви, учебников, еды. 
Сладостей особенно – и вот 
Их-то мы искали у джиды. 
Ягоды мохнаты и малы, 
Вяжут, словно недозрелый тёрн, 
А шипы безжалостны и злы – 
Рвут штаны и кожу: – Стой, не тронь! 
Надо этим ягодам дозреть, 
Вот тогда и приходите вы. 
В октябре, а может, в ноябре 
Будут слаще мёда и халвы! 
Лето, что ли, коротко у нас, 
Но не вызревала никогда. 
Приходила новая весна 
И цвела обманщица джида. 
Не нужны мне «финики» её, 
Не умеет их она растить… 
Сладко пахнет, душу достаёт, 
Обещает в детство пропустить.


Бузулукский бор

Как светло меж сосен корабельных!
Но живущий от морей вдали
Никогда не видывал на деле
Из деревьев этих корабли.
Говорят, на мачты и оснастку
Подошла пахучая сосна.
И в пути матросов коренастых
Чем-то, значит, радует она?!
Может быть, на горизонтах мглистых
Морякам крылатых кораблей
Снится бор, зелёный и смолистый,
На родной, незыблемой земле.

 

Ташла

Были там одинокие дни 
И труды, и забавы святые. 
Собираю, к примеру, цветы я – 
Долго, долго не вянут они. 
Там вода в родниковых ключах 
Сохранила старинную силу. 
Те, кто пили её, — всю Россию 
На покатых держали плечах. 
Вышел срок — смертный сон их сморил. 
Нам остались родные могилы, 
Да завет их, исполненный силы, 
Да страна — от Невы до Курил. 
Вот завет: «В заповедных лесах, 
По горам, по долам, в разнотравье, 
Есть ключи, а вода в них на здравье, 
Чтобы дух наш вовек не зачах». 
Но забыли мы много чего. 
И течёт нам водичка из крана,
И не надо до солнышка рано 
За волшебной спешить, ключевой.
Чужеземные речи журчат 
И текут в наши тёплые уши, 
Души слабые сушат и душат, 
Ах, воды бы испить из ключа! 
Потеряли мы ключики эти, 
Заповедную воду не пьём. 
Что ж мы делаем, сукины дети?
И кому это всё отдаём?! 


Бессоница

             М.Ю. На память о Ташле 

Приоткрою у печурки дверцу, 
Погляжу, как мечется огонь. 
Что-то вот побаливает сердце 
У завязших в сумерках окон. 
По шоссе машина просвистала, 
Сквозь просторы в город  подалась… 
Тяжко. Будто всей страны усталость 
В домике моём отозвалась. 
Как спокойно Родина страдает, 
Смотрит в окна пристальной звездой. 
Ах, как нынче долго не светает, 
Словно ночь окончится бедой. 
Много нас, бессонных от бессилья, 
Либо пить готовых, либо выть… 
Есть ещё молитвы за Россию, 
Только мы сумели их забыть. 
Вот рассвет. Пронзительный, осенний. 
Вспомнить бы, да дел невпроворот… 
И, однако, будет Воскресение, 
На весну, на Пасху поворот!

Партнеры